Фильм, опоздавший на четверть века. «Сталинские соколы» на «Нашем бронепоезде.»

Посмотрело 134
Фильм, опоздавший на четверть века. «Сталинские соколы» на «Нашем бронепоезде.»

В середине 60- годов молодой выпускник сценарного факультета ВГИКа Евгений Григорьев написал два сценария, которые им были условно озаглавлены «Отцы-65» и «Отцы-66». Если бы эти два сценария были бы в то время экранизированы, то, несомненно, это были бы два выдающихся события в советском кинематографе. Но из-за очень злободневного остро политического содержания никто разрешения снимать фильмы по этим сценариям не дал. На долгие годы эти сценарии оставались ВГИКовской легендой.

Только в 1988 году почти одновременно на киностудиях «Мосфильм» и «Беларусьфильм» приступили к экранизациям этих сценариев. В Москве Аркадий Сиренко снял по сценарию «Отцы-65» двухсерийный художественный фильм «Отцы». А в Минске режиссер Михаил Пташук снял по сценарию «Отцы-66» также двухсерийный художественный фильм «Наш бронепоезд.»

Фильмы практически одновременно вышли на экран. «Отцы» в апреле 1989 г. , а «Наш бронепоезд» в сентябре того же года. Широкого зрительского интереса два этих фильма не вызвали. В тот год лидерами проката были «Кинг-Конг» жив». «Крокодил Данди II», из советских «Интердевочка», «Трагедия в стиле рок».

Выйди оба этих фильма в 1967-68 г.г. — это была бы бомба, но через четверть века в СССР был уже другой зритель и другие фильмы. И, пройдя достаточно незаметно, оба фильма стали фактом истории советского кинематографа. О них забыли. Особенно фильм «Отцы».

А фильм «Наш бронепоезд» однажды вытащили из запасников. 2 июля 1996 года, перед днем голосования второго тура выборов Президента РФ по всем федеральным телеканалам РФ в прайм-тайм с разбежкой в 30 минут начался эфир фильма «Наш бронепоезд». Зрителю хотели внушить — смотрите какие ужасы ГУЛАГа вас ждут, если победит Зюганов.

Вот с этого фильма и начнем рассказ о своеобразной дилогии сценариста «Евгения Григорьева о таких разных отцах, и конечно же, их детях, середины 60-х годов.

Первоначально фильм имел название «Сталинские соколы» с подзаголовком «Наш бронепоезд.» Но потом от «сталинских соколов» избавились, остался «Наш бронепоезд.»

Как рассказывал сам режиссер Михаил Пташук

«Фильм «Наш бронепоезд» — первая попытка рассказать об изуверах сталинских лагерей. Госкино СССР приняло картину с восторгом, но министр боялся её выпускать. Шёл 1988-й, и прецедентов ещё не было. Придумали так. На время отпуска Горбачёву Госкино вместе с КГБ готовили комплект фильмов для просмотра на известной даче в Форосе. Когда Горбачёв посмотрел «Наш бронепоезд», он позвонил Камшалову и назвал мою работу первым фильмом перестройки. Звонила и Раиса Максимовна. Фильм пошёл на экраны»

Фильм «Наш бронепоезд» рассказывает о нескольких днях жизни, с 1 по 9 мая 1966 г., простого мастера одного из московских заводов Николая Дмитриевича Кузнецова. В 17 лет в 1941 г. ушел на фронт, в первом же бою подбил танк, после войны продолжил службу в органах госбезопасности, уничтожал антисоветское подполье в Литве и на Западной Украине. После тяжелого ранения его отправили начальником отдельного дивизиона внутренних войск по охране одного из сибирских лагерей.

Пробыл он в этой должности 9 месяцев. 5 марта 1953 г. заключенные на радостях в связи со смертью Сталина учинили беспорядки. Начальник лагеря Иван Саввич дальновидно не стал принимать жестких мер, сделал вид, что растерялся, все запрашивал начальство. А Кузнецов дал приказ охране открыть огонь. Среди заключенных были убитые. Кузнецова уволили из органов, правда дали пенсию, квартиру в Москве. И пошел бывший капитан, кавалер 4 орденов и 5 медалей работать простым рабочим на завод. За 13 лет дорос да мастера цеха.

И все у него было хорошо и спокойно. Семья, дочь, сын 10 класс заканчивает. На работе почет и уважение этому кристально честному и порядочнейшему человеку. Но 1 мая 1966 г. поехал Кузнецов с семьей отдыхать на природу. И там, как писала Анна Ахматова: «Две России встретились и глянули в глаза друг другу. Та что сажала и та, которую посадили.

На озере, куда приехала семья Кузнецова, отдыхала еще одна семья. И оказалось, что глава этого семейства Евгений Маркович Рудич, отбывал срок в том лагере, что охранял Кузнецов и был свидетелем расстрела 5 марта 1953 г.

Подал Кузнецов свою руку, чтобы просто, по-мужски, поздороваться с новым знакомым.

 

Подал Кузнецов свою руку, чтобы просто, по-мужски, поздороваться с новым знакомым.
Фильм, опоздавший на четверть века. "Сталинские соколы" на "Нашем бронепоезде."

 

Подал Кузнецов свою руку, чтобы просто, по-мужски, поздороваться с новым знакомым.
Фильм, опоздавший на четверть века. "Сталинские соколы" на "Нашем бронепоезде."

 

Подал Кузнецов свою руку, чтобы просто, по-мужски, поздороваться с новым знакомым.

Рудича играет Валерий Приемыхов, он как и не разгримировывался после роли Лузги в «Холодном лете 1953 г.» А Кузнецова играет Владимир Гостюхин. Это у него, наверное, вторая роль такого же внутреннего накала, как роль Рыбака в «Восхождении».

Не пошли авторы по легкому пути разоблачения кровавых «сталинских соколов», то бишь тех, кто сажал и охранял «невинных жертв сталинских репрессий». Главный герой фильма, начальник лагерной охраны, учинивший бойню восставших осужденных, у которого руки по локоть в крови, является честнейшим, порядочнейшим, принципиальнейшим человеком. Примерным семьянином. великолепным работником, героем войны. Идеальный советский человек, вызывающий только симпатию.

Это ведь какого-нибудь упыря легко разоблачить и навесить, как на Л.П. Берию всех собак. А здесь задача посложнее. Зритель должен понять почему этот идеальный и очень симпатичный человек стал кровавым палачом. И самое главное — Кузнецов считает, что все в его жизни было правильно. Он нигде не сподличал, боролся с врагами, и не в чем ему себя упрекнуть.

Выбила его из колеи эта встреча с бывшим зэком. Стал оправдываться перед старшим сыном, объяснять, что в лагере сидели враги и они подняли бунт. И ему пришлось дать команду открыть огонь. Но сыну уже промыли мозги антисталинской пропагандой. Все сидевшие в сталинских лагерях — невинные жертвы, а отец стрелял по безоружным невинным людям.

На работе попытался он получить поддержку, стал рассказывать о своей лагерной службе, что сидели только враги. Еще хуже получилось. Спросили его — сколько человек в его лагере сидело, он ответил — 16 тысяч. Все сразу замолчали и разошлись. 16 тысяч и все невиновные. И как после этого его назвать — только «кат лагерный». Русский человек всегда с жалостью относился к «сидельцам» и с подозрением к соответствующим органам правопорядка. Правда, пока к его самого это не коснется.

Кузнецов за «ката» морды бить начал. А потом его вызвал парторг и предложил прекратить рассказывать про лагеря. И не бить морды работягам, которые его лагерным палачом называют. Извиниться надо

Фильм, опоздавший на четверть века. "Сталинские соколы" на "Нашем бронепоезде."

 

Но Кузнецов считает, все это несправедливым. Он честный человек. Боролся с врагами, а его «палачом» обзывают. А еще из партии грозятся выгнать.

Дошло до скандала с парторгом. И тот не выдержал. Ну, как еще воздействовать на честного дурака, который никак не поймет, что время изменилось. Пришлось почти по матери наорать.

Молчать! Ты, лагерная шкура! Прекрати! Хватит с нас этих крайностей! Мы должны отвечать за свои слова! Мы должны строить и строить! И хватит этих дурацких фраз, мы ими уже сыты, вот так! Мы к сами все пережили, и тебе здесь нечего из себя героя-одиночку корчить! Есть партийная дисциплина, и у партии тоже есть терпение. Нам нужны работники, а не гастролеры, которые роются в своем прошлом!

Отстранили Кузнецова от работы, пусть остынет, придет в себя, а там видно, что с ним делать. Вот такое начало фильма об «изуверах сталинских лагерей». Но не тянет Кузнецов на изувера. Больно со всех сторон положительный, в одном только виноват, что честно верил начальству и добросовестно исполнял приказы.

В то же примерно время, в середине 60-х, Георгий Владимов написал своего «Верного Руслана». Повесть о сторожевой лагерной собаке по кличке Руслан, которая после того, как лагерь ликвидировали осталась бесприютной и в конце концов погибла. Вот и Кузнецов в глазах авторов фильма такая же идеально выдрессированная, честная., преданная, дисциплинированная, героическая сторожевая собака, которая никак не может приспособиться к новой жизни. К жизни, в которой ее прошлая безупречная жизнь теперь считается почти преступной.

Но Кузнецов не безмолвная собака. Он решает все-таки разобраться — что же такое это делается, когда героя войны, героя спецназа, уничтожавшего всех этих бандитов — бандеровцев, «лесных братьев», польских националистов, гробившего свою жизнь в северных лагерях, охраняя врагов народа, теперь называют «лагерный катом» и «лагерной шкурой». Не должно быть так. И Кузнецов решает разобраться. Обратился к своим бывшим сослуживцам из «компетентных органов», с кем вместе нашу Советскую Родину от «врагов народа» очищали.


#gamenewssu #кино #телевидение #Фильм  #Сталинскиесоколы #наНашембронепоезде

0 0
Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleepy
Sleepy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments